Вернут ли «Укртелеком» государству?

укртелеком

Крупнейший участник украинского рынка телекоммуникаций, компания «Укртелеком», в недалеком прошлом государственное предприятие, к исходу 2017 года снова получила перспективу вернуться в лоно государства. 19 октября Хозяйственный суд Киева удовлетворил иск Фонда госимущества, приняв решение разорвать с ООО «ЕСУ» заключенный в 2011 году договор купли-продажи 92,79% компании «Укртелеком». Причиной подачи иска был ряд выявленных в ходе проверок нарушений выполнения приватизационного договора. В частности, по мнению ведомства, покупатель нарушил свои обязательства «в части внесения инвестиций в денежной форме», что являлось неотъемлемой частью договора. Кроме того, ФГИ обвиняло компанию в том, что она не создала государственную систему правительственной связи и ведомственных сетей специальной связи, что также было одним из условий приватизационного договора.

Оператор такое решение суда обжаловал, однако 12 декабря апелляцию проиграл. И.о. главы ФГИ Виталий Трубаров сообщил, что судебное решение предусматривает разрыв договора купли-продажи, списание со счета ЕСУ пакета акций «Укртелекома» на счет государства Украина. Кроме того, с компании будет взыскана пеня в размере $81,9 млн за неисполнение инвестиционных обязательств. После этого в «Укртелекоме» заявили, что компания подаст кассацию на решение апелляционного суда.

Какова вероятность, что национализация произойдет? Как это может быть оформлено юридически? Кому это выгодно? Получит ли текущий собственник компенсацию? Какие возможные сценарии развития «Укртелекома»?

Алексей Стародубов, юрист, партнер компании UA.Direct

Речь не идет о национализации в «классическом» ее понимании. Например, национализация крымских активов частных украинских собственников была сопряжена с принятием административных актов относительно этих активов. В случае с «Укртелекомом» мы имеем дело с судебным разбирательством относительно исполнения/не исполнения инвестиционных обязательств одной из сторон. Юридически в такой ситуации требовать возвращения актива в собственность государства совсем необязательно. Достаточно через суд потребовать исполнения обязательств, предусмотренных договором. Однако потребовали именно вернуть актив в собственность государства. При наличии соответствующего решения суда такой возврат вполне возможен.

Дальше появляется вопрос — какое юридическое лицо не исполнило инвестиционные обязательства перед Фондом государственного имущества? При этом не важно, кто же на данный момент является участником данного юридического лица.

Прецедент с «Укртелекомом» не имеет аналогов у нас в стране, и каким образом, и как долго будет исполняться решение суда в данном случае сложно точно определить.

Предусмотрена ли какая-то компенсация от государства для текущего собственника оператора? СКМ может потребовать компенсацию от бывших собственников «Укртелекома» (австрийский инвестфонд EPIC — ред.), если по их вине произошло нарушение инвестиционных обязательств и об этом ничего не сказано в договоре купли-продажи корпоративных прав юридического лица-собственника «Укртелекома».

Как может развиваться ситуация, если национализация актива произойдет? Реалии сегодняшнего дня говорят о том, что государство является далеко не самым эффективным собственником. Думаю, в случае возврата «Укртелекома» в собственность государства, данное предприятие не станет исключением и его могут ожидать серьезные испытания. Все разбирательства относительно возврата активов в государственную собственность или так называемая реприватизация негативно влияют на инвестиционный климат. Инвестор вынужден будет наряду со страновым риском, коррупцией и войной, еще добавлять риск возврата имущества в собственность государства. Учитывая то, что в свое время приватизировались наиболее привлекательные для инвестора предприятия, то никто не в безопасности. Это же касается и будущих приватизационных процессов. Еще раз — в случае с «Укртелекомом», можно было потребовать через суд исполнить инвестиционные обязательства в полном объеме и потом спокойно взыскать компенсации, но решили вернуть в государственную собственность, а это уже тревожный сигнал для инвесторов.

Анатолий Фроленков, эксперт телеком-рынка, управляющий партнер компании Expert & Consulting

Чтобы наверняка что-то прогнозировать — стоит дождаться кассации. Я вижу несколько моментов, которые стали причиной возникновения данной ситуации. Однозначно там есть политический мотив, возможно, это механизм шантажа, связанный с выборами. В целом, я прогнозирую, что перед выборами нас будет ждать много интересного и на телекоммуникационном рынке, и на рынке телевидения.

С точки зрения экономики возврат «Укртелекома» в собственность государства — это скорее негативный сценарий. Телекоммуникационный сектор сейчас теряет свою инвестиционную привлекательность. Не только в Украине, но и в целом по миру. Как пример — компания «Воля». Собственники инвестировали в нее не менее $300 млн, а сейчас стоимость актива оценивается в 80 -100 млн максимум.

В связи с этим возникает и вопрос с невыполнением инвестиционных обязательств. Да, формально ФГИ правы, покупатель не инвестировал в актив необходимую сумму. С другой стороны — очень сложно вкладывать в сеть больше, чем сделал собственник оператора. Нужно учитывать инвестпривлекательность актива. Рынок телекома очень высококонкурентный, при этом Украина лидирует по самому низкому показателю ARPU (средний доход на одного абонента). Кроме того, демпинг, нечестная борьба с вырезанием кабелей. И при этом всем вкладывать большие деньги в супермодернизацию — это большой вопрос.

Еще один момент — это вопрос будущего менеджмента. Стоит отметить, что текущая команда «Укртелекома» достаточно неплохо справлялась со своей работой. Да, возможно звезд с неба не хватала, но свои позиции оператор сильно не потерял — как был самым крупным оператором, так и остался. К тому же, оператор вышел на прибыльность и если в целом сравнивать компанию до и после, то он стал прозрачнее.

Возможную национализацию «Укртелекома» я бы не сравнивал с аналогичной ситуацией с Приватбанком, в первую очередь по дальнейшему развитию. Приватбанк был лидером по разным вещам — и по доле, и по инновациям. В то же время изначально «Укртелеком являлся госструктурой, пришел частный инвестор – ситуация немного улучшилась. Но это актив, с которым нужно работать. Он сам себе не продержит. И тут очень много будет зависеть от того, какой будет менеджмент. Однако пока будет проходить процедура, пока будут назначать новых управленцев, ситуация может отрицательно сказаться как на рыночной позиции, так и на стоимости актива.

Выгодна ли эта национализация самому СКМ? Я склонен считать, что инвестор скорее проигрывает от этого экономически. Актив здоровый, прибыльный, «кушать не просит», как говорится. Лучшим вариантом для СКМ была бы его продажа, чем национализация. Но сейчас не самое выгодное время для продажи этого актива.

В целом особых плюсов от национализации я пока не вижу. Чтобы найти какие-то позитивные стороны нужно понять, как будет проходить процедура, компенсируют или не компенсируют. Выставят ли на торги. Зайдет ли какой-то другой инвестор. Очень много сценариев. Но в целом я считаю это негативным фактором — и для страны, и для государства, и для актива, и для конечного пользователя.

Елена Минич, эксперт телекомрынка

Вернемся к истории. Начнем с того, что продажа «Укртелекома» в мае 2011 года за 10,575 млрд грн была проведена по заведомо заниженной цене. Этому предшествовало несколько лет «убыточных» финансовых результатов и всеми действиями менеджмента компании оператор старательно дерибанился и заводился в минуса. Можно проанализировать, какие управленческие решение принимал гендиректор и как осуществлялись закупки, чтоб увидеть всю глубину цинизма, с которым управлялась эта компания. При этом на рынке все знали, что соответсвующие кураторы в правительстве и правящих партиях получали свои чемоданы с наличкой исправно.

Выполнил или не выполнил инвестиционные обязательства «Укртелеком» — вопрос к ФГИ. То, что телекомсеть спецназначения, на дооборудование которой было выделено 200 млн грн из бюджета, государству не была передана — этот факт известен всем. Правильно ли возвращать актив государству или может лучше взыскать не только пеню, но и дооценить актив, взыскать доплату за компанию и разобраться с сетью спецназначения.? Если эту спецсеть невозможно технически выделить и передать на баланс государства, то можно опять же компенсировать финансово для строительства новой спецсети.

Если кассация «ЕСУ» будет отклонена, и судебное решение вступит в силу, то государство Украина и правительство получат от этого много минусов, при очень сомнительных плюсах. Первый негативный эффект для имиджа Украины и сигнал всем потенциальным инвесторам, которые возможно стали присматриваться к приватизации в Украине — нет никаких гарантий в Украине, что приватизировав актив и заплатив государству у вас его потом не отберут без всякой компенсации. Изменят законодательство, вынесут политическое решение суда, или просто отожмут через «маски-шоу», вывод один: защиты частной собственности как не было так и нет.

Второе. Кабинет министров не более месяца назад лоббировал принятие законопроекта о приватизации госпредприятий и одним из ключевых аргументов везде звучало — государство неэффективно в управлении бизнесом. И с этим сложно не согласится, посмотрев на финансовые результаты «Укртелекома» до приватизации и финпоказатели сейчас, с чистой прибылью 355 млн грн за первое полугодие 2017. И это при том, что рынок фиксированной сети с каждым годом уменьшается. Правительство здесь противоречит себе — зачем возвращать актив в лоно неэффективного и коррупционного управления?

Если говорить, что это стратегический актив, то это лукавство. В том виде, в котором компания существует сейчас, она не может претендовать на стратегический актив и выполнять какие-либо функции по обеспечению спецсвязи, экстренной связи или киберзащиты. Для этого необходимо вливание нескольких сотен миллионов долларов для модернизации сети.

Если рассматривать стратегичность как обеспечение социально незащищенных слоев населения связью, то тут тоже не стыкуется, так как мобильная связь охватывает больше и территориально, и предлагает более дешевый порог входа, и более привлекательные тарифы.

Какие могут быть дальнейшие сценарии? Кассация скорее всего будет в пользу государства, так как политическая ситуация диктует, что надо перед выборами хоть что-то у олигархов отобрать и поднять это на флаг, как победу в деолигархизации экономики. Но вот что дальше с этим активом государство будет делать? Чему нас учит история с Приватбанком? Что на бюджет вместо доходов опять упадут только расходы теперь по финансированию Укртелекома. И к 3500 неэффективных компаний добавится еще одна…тритысячи пятьсотпервая. И инвесторов можно после этого не ждать. Не придут.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *